art_afrodiziak (art_afrodiziak) wrote,
art_afrodiziak
art_afrodiziak

Category:

Русские сказания МОРСКАЯ ПУЧИНА - КРУГОМ ГЛАЗА

ОПРОМЕТЧИВЫЙ БОГАТЫРЬ
Жил на свете новгородский богатырь Василий Буслаевич. Не знал он, куда девать свою богатырскую силушку.
Такова же дружина его была.
Плыл как-то Василий Буслаевич «через море к зеленым лужкам». Видит - лежит впереди Морская Пучина - Кругом Глаза.
Начал Василий вокруг Морской Пучины похаживать, сафьян-сапожком ее попины-вать.
Посмотрела на богатыря новгородского Морская Пучина - Кругом Глаза:
- Не пинай меня, - говорит, - не то сам тут будешь!
Смешлива была дружина Буслаевича, начали дружинники Пучину перескакивать: все до единого перескочили.
Прыгнул Василий - дважды перескочил, но задел ненароком за Пучину пальцем правой ноги...
Тут ему и последний, смертный час пришел - Пучина его поглотила!


ЧИСЛОБОГ
ЗАГАДКИ ЦАРЯ СМЕКАЛА
В некотором царстве, в некотором государстве жил-был царь с тремя сыновьями. Старший и средний давно были женаты, а младший, Иван-царевич, все никак не мог найти себе невесту. Вот однажды приходит он к отцу и говорит:
- Батюшко-царь! Слыхивал я, в тридевятом царстве, тридесятом государстве есть у царя Смекала, по прозвищу Числобог, единственная дочь, да такая красавица, что ни в сказке сказать, ни пером описать. И будто бы скликает Смекал царевичей со всего света белого - жениха достойного станет выбирать. Кто отгадает его загадки - тот станет его зятем. Дозволь мне пуститься в путь за царевной.
- Отчего же царя Смекала еще и Числобогом кличут? - спрашивает отец.
- Оттого, батюшка, что никто на свете лучше его не владеет счетом. Глянет ночью на небо - сразу все звезды пересчитает. Посмотрит на дерево - мигом все листья перечтет, до единого. Окинет взором вражью рать - тут же узнает, сколько народу.
- Да, хитер-мудер твой Смекал, - со вздохом сказал царь. - Но и мы не лыком шиты. Завтра же отправляйся в путь. Дальние проводы - лишние слезы.
Долго ли, коротко ли, едет Иван-царевич дремучим лесом. Видит - медведь на дуб дуплистый взобрался, а над дуплом пчелы роятся в тревоге. Тут подлетает к царевичу одна пчела и жужжит:
- Помоги нам, Иван-царевич, спаси от лохматого разбойника. Он не столько меду в дупле съест, сколько наших детушек загубит. Помоги, я тебе еще пригожусь!
Натянул Иван-царевич тугой лук и прострелил медведю кончик уха. Тот со страху сорвался с дуба и пустился наутек. А Иван-царевич поехал своим путем.
Вот приехал он в стольный град царя Смекала. Народу на площади - тьма-тьмущая, царевичи и королевичи со всего свету белого. Царь с царицею и дочкой-красавицей сидят на крыльце на раззолоченных тронах.
- Кто отгадает мою загадку, - говорит царь Смекал, - тому отдам в жены царевну Миловзору и полцарства в придачу. А кто не отгадает, пойдет ко мне в вечное услужение на конюшню.
Первым вызвался царевич Ахмат. Вторым - царевич Свенельд. Третьим вышел Иван-царевич.
И говорит Числобог:
- Вот моя загадка. Летит по небу орел. За ним двенадцать соколов. У иных соколов по тридцать перьев, у иных - на одно больше. В каждом пере две дюжины волосинок, в каждой волосинке на три дюжины больше пушинок. В каждой пушинке столько же пылинок. Что это такое?
Ахмат-царевич за голову схватился. Свенельд-царевич нос ниже плеч повесил.
- Нет, - говорят в один голос, - нипочем нам этой мудрости не разгадать. Ну что ж - повели обоих в вечное услужение на конюшню.
Иван-царевич пока молчит, но тоже кручинный стоит. Вдруг слышит - пчела над ухом жужжит:
- Не печалься, царевич. Загадка хоть и мудреная, а мы, пчелы, все ж мудреней. Орел - это год. Соколы - двенадцать месяцев. Перья - сутки, либо тридцать суток в месяце, либо тридцать одни. Волосинки - часы, их двадцать четыре. Минут в часах - пушинок - на три дюжины больше: шестьдесят. А пылинки - секунды: их тоже шестьдесят.
Так и ответствовал Иван-царевич царю Смекалу, по прозванью Числобог, и в тот же день сыграли его свадьбу с красавицей Миловзорой. А взамен полцарства попросил царевич, чтобы Смекал отпустил двух незадачливых женихов на все четыре стороны. Потом посадил Миловзору на коня и увез в родимые края, на Святую Русь. Стали они жить-поживать да добра наживать.


Славяне почитали Числобога как покровителя течения времени и счета. Особым почетом он пользовался в Новгороде - причем еще в те времена, когда письменность Кирилла и Мефо-дия, а также римские и арабские цифры еще не пришли на Русь. У славян была своя письменность, свои цифры - они соответствовали некоторым буквам, подобно тому, как буквы церковно-славянского языка соответствуют некоторым цифрам, причем в зависимости от начертания. Это вполне объяснимо, ведь Русь была большой торговой страной, а Великий Новгород - центром всего купечества. У Числобога, по мнению наших предков, было два лица: одно - подобное солнцу, другое - полумесяцу, ибо солнце отмеряет течение дня, а луна - ночи. Жрецы Числобога ведали тайные, древние науки счета дней, месяцев, лет. Они содержали в порядке большие солнечные и лунные часы, которые посвящены были загадочному Числобогу. Перед храмом его высаживали великое множество самых разнообразных цветов, которые открывали свои венчики в разное время суток, от раннего утра до позднего вечера. И узнать, который теперь час, можно было, поглядев на эти удивительные цветочные часы, равных которым по красоте не создано до сих пор. Кукушка - птица Числобога, ведь она отмеряет время человеческой жизни.
\легенды древней Руси .post from peterlife.ru


Быстро бежит ладья русичей по вольным волнам днепровским.

— Эхма, сколь уж далеко отплыли от Великого Новгорода родимого, — вздыхает отрок Янь, сидящий на корме. — И от разбойников многажды отбивались, и на порогах страху натерпелись. Особенно зловещ Ненасытецкий — того и гляди о скалу расшибет. Недаром на нем кости белеют людские — много, ох, много людишек расшиблись насмерть. Вот он каков, путь из варяг в греки.

— Не зря сказано предками: «Варяжский путь — о покое забудь», — молвил как бы про себя чернобородый удалец Синеус, управляясь с парусом.

— Ну, теперь все страхи позади, — оживился Янь. — Глядишь, и в Царьграде вскоре окажемся. А правда ли, будто там стены крепостные — вышиною до небес, и одолеть Царьград никому не под силу?

Кормщик Малюта взглянул на отрока с хитрецою:

— Волков бояться — в лес не ходить. Эх, молодо-зелено! Кому-то и не под силу, а вот князь Олег Вещий многажды Царьград боем брал, и щит свой прибил на вратах оного града.

— Когда боем, а когда и хитростью, — подсказал удалец Синеус. — Однажды приплыл Олег к Царьграду с двумя тысячами ладей — а греки цепями пролив перекрыли. Тогда повелел князь поставить ладьи на колеса да поднять паруса — и посуху подступила к стенам сила наша несметная. Греки тут же сдались на милость победителей.

— Ура! Скоро будем в Царьграде! Завалим все наши базары тамошним добром! — торжествовал отрок Янь, но Синеус его осадил:

— Не хвались перьями, жар-птицу не изловивши. Слыхал присловицу: «Кто в море не бывал, тот горя не видал». Как-то нас встретит царь морской, хозяин Понта Эвксинского, а по-нашему — Черного моря? Надо ему жертву принести.

— Да и Днепру, коего греки Борисфеном нарекли, — тоже петушка пожертвуем. Ис-полать ему, Славутичу сребробородому, не загубил на порогах. — Малюта переложил руль влево. — Видишь, Янь, остров Хортица показался? Там у священного дуба и вознесем хвалу нашим богам. Говорят, на ветвях сего древа обитает вещая птицедева. Но видеть ее и слышать дано небесами лишь тому, кому суждена долгая жизнь.

...Вокруг священного дуба Малюта, Янь и Синеус воткнули в землю стрелы — для ограждения от нечистой силы. Кормщик поднял к солнцу черного петуха и провозвестил:

— Тебя восславляем, верховный владыка Понта Эвксинского, а по-нашему — Черного моря!

— Тебя восславляем, Днепр Славутич, батюшко! — подхватил удалец Синеус. И сияли вокруг вольные волны днепровские. И сидела на ветвях священного дуба вещая птицедева, пела божественную песнь.

Но видел и слышал ее только отрок Янь.
---folk.clow.ru
Tags: былины, загадки, легенды, обряды, обычаи, сказания
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments