September 27th, 2010

Peter Jackson Clashes With Unions Over The Hobbit

Peter Jackson Clashes With Unions Over The Hobbit

1 hour ago FilmShaft.com

Who’d have thought such a little guy could cause so many problems? In yet another bad turn of events for the troubled production of The Hobbit, it seems that Peter Jackson and his fellowship may have hit some trouble with the acting unions. While the project has yet to be given the green light from New Line Cinema and the ailing MGM, popular consensus was that the movie would soon be gearing up to go into production. So close yet so far!

On Friday union reps from the Screen Actors Guild, Canadian Actors Equity, Us Actors Equity, the Media, Entertainment & Arts Alliance of Australia and Britain’s own Equity sent out communications to their members, warning against accepting work on the film! The message read thusly:

The makers of feature film The Hobbit – to be shot in New Zealand next year – have refused to engage performers on union-negotiated agreements. »

- Craig Sharp

Елена Камбурова - Маленький Принц



=========================>>>>>>>>>>

одуванчик золотой , запись любительская

Виктор Луферов Россия .экстраординарный музыкант,поэт ...друг...уникальный истинно правдивый и честный,-
помним!

интерпритации: БЬЕРК

певица,актриса Бьёрк
...
Я фонтан крови. В виде девушки.

Я записала свой первый альбом в одиннадцать лет. У нас, в Исландии, было радио-шоу, где каждый, кто хоть что-то делал хорошо, мог прийти и выступить. Кто-то умел показывать фокусы, и он показывал фокусы. Кто-то умел крутить сальто, и он крутил сальто. А я пела. Даже в школьном автобусе. Везде-везде. Всегда-всегда. Это было единственное, что я умела. В общем, какой-то чувак заметил это, позвонил моей матери, посулил ей деньги и предложил записать мой альбом. Моя мать подумала и сказала «да». А меня даже не спросили.

Когда я покинула Исландию и переехала в Англию, мне было 18 лет. У меня был шок. Исландия, которая осталась там, за морем, была тихой, как сельский приход. Иностранец, идущий по улице, вызывал у людей оторопь — ведь это было задолго до туристического бума. Я шла по Лондону, выпучив глаза, и все казалось мне таким грязным и липким, что я мыла руки не меньше пяти раз в день. А еще там была клубника — что-то, что я видела впервые в жизни.

Когда-то я с опаской предполагала, что в Голливуде принято носить только черный Армани, а преступившего эту догму ждала скорая казнь. Оказавшись там, я с ужасом констатировала, что за небольшими исключениями — это чистая правда. И что голливудские журналисты только об этом и способны говорить.

Мода для меня — это фашизм. Журналы, обслуживающие моду, диктуют: будь такой, какой велели, подчиняйся, подчиняйся, подчиняйся. Надеть вещь, которая вышла из моды, — самое страшное преступление, которое женщина может совершить. Об этом пишут так, будто за это вас ждет публичная казнь на центральной площади.

Когда я захожу в магазины подержанных вещей, я чувствую что-то вроде наркотической эйфории. Мой замаскированный охотничий инстинкт сразу начинает рваться наружу.

Американские журналисты плохо понимают меня. Если я появляюсь где-нибудь в одежде, которая мне нравится, они сразу пишут про меня кучу отвратительных вещей. Почему-то им кажется, что моя беда в том, что я изо всех сил хочу быть похожа на Дженнифер Энистон, только делаю это из рук вон плохо.
Collapse )